20 Сентября 2006

Карагандинцев, желающих попасть к пластическому хирургу, становится все больше и больше. Обмануть приближающуюся старость, изменить то, что дала природа – весьма убедительный довод, чтобы лечь под скальпель. Исправив один недостаток, пациент стремится избавиться от другого. И попадает в настоящую зависимость от желания сделать свое тело идеальным.

После удачной первой пластической операции все больше пациенток вновь приходят к доктору Владимиру Кулишову, чтобы исправить и другие недостатки внешности. Елене 31 год. Пластический хирург изменил ее внешность в прошлом году.

- У меня и до операции грудь была не большой, – говорит Елена. – После рождения и кормления первого ребенка, грудь, скажем, немного испортилась. А после того, как появился второй малыш, бюст вообще стал никаким. Грудь просто сдулась. Пока кормила ребенка грудным молоком, я этого не замечала. Внимание обратила после того, как бросила грудное вскармливание. Три ночи не спала, думала, что молочные железы хоть немного восстановится. Но этого не произошло. И это был кошмар. Потому что я начала комплексовать. В первую очередь мне было неудобно перед мужем. Началась неполноценная жизнь. Потому что я сознательно не одевала открытые кофточки. Если подруги звали меня в баню, то я обязательно находила причину, чтобы отказаться и не пойти…

О пластической хирургии Елена подумала еще в 2001 году, сразу после рождения первого малыша. Визит к доктору убедил ее в правильности решения.

- Врач сказал, что восстановить грудь можно только хирургическим путем, – вспоминает Елена.

Однако вернуть прежние формы Елене удалось только в прошлом году. Когда была скоплена необходимая для операции сумма.

Сейчас Елена одета в черную декольтированную блузку, подчеркивающую упругую грудь, кажется, третьего размера. Мимолетный взгляд, брошенный в глубокий вырез, не остался не замеченным собеседницей: «Недавно я была в бане. Посмотрев на меня, одна женщина удивилась: “Худенькая, а грудь такая налитая”. Это правда, сейчас моя грудь красивая».

Стоматологу Ларисе Дмитриевне – 44. Около пяти лет женщина убеждала себя в том, что пластическая операция ей необходима.

- Разумеется, я пробовала мазать кожу кремами, ходила на массаж, занималась спортом, – рассказывает Лариса Дмитриевна. – Но все было бесполезной тратой времени. Возраст уже не тот. А наблюдать в зеркало свой отвисший живот мне уже надоело. То, что я видела, не приносило мне никакого эстетического удовольствия…

Решившись, Лариса Дмитриевна позволила хирургу удалить излишек кожи, растянувшейся после рождения двойняшек. Результат операции привел ее в восторг. Однако это, судя по всему, только начало.

- В будущем, если понадобится, можно еще поправить грудь, лицо, нос. А почему бы нет?.. – рассуждает стоматолог.

43-летняя Виктория приехала в Караганду из Алматы. В клинике пластической хирургии и косметологии Виктории сделали омолаживающую операцию – подтянули веки и овал лица. Чтобы вырваться в Караганду по этому весьма деликатному делу, бывшей учительнице пришлось проявить жесткость. Своему любимому мужчине, оставшемуся в Алматы, Виктория категорически заявила: «Мне необходимо заняться собой». Разумеется, о том, как именно, педагог не уточнила: «Мужчина не должен об этом знать».

Подтяжку Виктории сделали три недели назад. С лица «стерты» 15 лет суматошной педагогической жизни (Виктория полагает, что внешне помолодела именно настолько). Позади – натирание кремами и омолаживающими масками, с помощью которых пациентка безуспешно боролась с морщинами в течение полутора лет. Впереди, как верит Виктория, практически новая жизнь.

- Если женщина сама уже не может справиться с морщинами, дряблостью кожи, но очень хочет выглядеть молодой и красивой, пусть даже для собственного морального удовлетворения, то пластику делать нужно, – считает алматинка. – Если женщина сама не позаботится о своем внешнем виде, то за нее этого никто не сделает. Конечно, страх перед хирургической операций есть, но хуже, чем было, думаю, не сделают.

Светлана – предприниматель. Ей 43 года. К пластической операции ее подтолкнуло то же, что и алматинку Викторию.

- Я человек активный, занимаюсь в тренажерном зале, но, видимо, уже возрастные изменения идут, поэтому ничего нельзя сделать для того, чтобы хорошо выглядеть, – сетует Светлана. – Если раньше утром достаточно было принять душ, выпить чашечку кофе, чтобы хорошо выглядеть, то теперь… мама родная, нужно сначала умыться, потом наложить крем, затем сделать еще что-то… Ведь стареть не хочется. Тем более, если у тебя растет семилетний сын. Не хочется приходить в школу и слышать от окружающих, что с мальчиком пришла бабушка. Я никогда не была обделена мужским вниманием, но вдруг стала замечать, что сдаю позиции. В общем, в какой-то момент я решила, что поможет мне только нож…

Светлана, кстати, как и другие, долго не могла решиться на операцию. Раздумывала года два, опасаясь возможных послеоперационных осложнений.

- Ничего не боятся только дураки, – рассуждает предпринимательница. – В СМИ рассказывают как о достоинствах пластических операций, так и об их недостатках. Ведь это наркоз и прочее. И тогда я просто начала говорить своим близким, что сделаю операцию. Говорила специально, чтобы не струсить, чтобы не было хода назад.

Сейчас Светлана не жалеет об этом. Пластический хирург сделал ей липосакцию живота, подтяжку верхних и нижних век, «убрал галифе». Этот свой шаг Светлана иронично назвала «генеральный бой старости». О том, какими средствами она выиграла этот бой, знают крестная, муж и дети. Матери не сказала о пластике ни слова.

- Моя мама относится к категории людей, которые считают так: раз морщины даны, значит, ими нужно гордиться. Я уверена, что она бы поперек операционной легла, лишь бы меня не пустить.

Скорее всего, мама Светланы не узнает и о будущих операциях дочери.

- Сейчас, глядя на себя в зеркало, я критически оцениваю свою внешность. Процесс, как говорится, пошел. Во всяком случае, я точно знаю, что буду переделывать дальше. Потому что считаю так: не хорошо, если у тебя есть деньги и при этом ты плохо выглядишь…

- Пластические операции для многих людей действительно, как наркотик, – говорит директор клиники пластической хирургии и косметологии Владимир Кулишов. – Люди втягиваются, потому что видят положительный эффект. У нас есть не один человек, а десятки людей, которым мы сделали по четыре-пять операций. А начинается все с одной, к примеру, с пластики век. Потом женщина смотрит на себя в зеркало, видит, какими выразительными стали глаза. Однако этот эффект портят морщины на лбу и тогда она делает еще и ботокс. Потом она замечает, что у нее к тому же висят щеки, делает круговую подтяжку лица и липосакцию подбородка. Лицо стало просто прекрасным, но ее и это не устраивает. Потому что видит отвисший живот. Женщина думает: лицо-то у меня красивое, а на пляж в открытом купальнике пойти нельзя, фигура не позволяет. Значит нужно идти еще дальше…

Сейчас к услугам карагандинских хирургов-пластиков прибегают чаще, чем еще лет 10 назад. Доктора объясняют это огромным желанием карагандинцев хорошо выглядеть.

- Просто повысился уровень жизни, а это значит, что повысились и требования к ней, – полагает хирург клиники пластической хирургии и косметологии Татьяна Хайтиди, специализирующаяся на пластике носа. Однако насколько увеличился этот спрос, врачи точно ответить не могут. Статистика весьма приблизительная.

- Если еще лет 10 назад, к примеру, по пластике носа в клинике проводились одна – четыре операции в год, то сейчас их 20-30, – делится наблюдениями Татьяна Хайтиди.

…Пациенту Валерию хирург восстановила правое крылышко носа. Эту часть носа сорвало стопорное кольцо, случайно сорвавшееся с колеса.

Различные травмы, которые мужчины получают на производстве и в быту – это основная причина обращения к хирургу-пластику. Тех же, кому не безразлична собственная внешность, волнуют морщинистые лицо и веки, торчащие уши.

- Сейчас из 10 моих пациентов, один мужчина, – делится наблюдениями хирург-косметолог Зинаида Гуревич, поясняя, что раньше представители сильной половины человечества к ней не обращались вообще.

Мужчины действительно значительно реже хотят переделать то, над чем не особо потрудилась природа. Свои недостатки они предпочитают просто не замечать.

- Не хочу обидеть мужчин, но по своей натуре они трусоваты. Боятся наркоза, боли, послеоперационных травм. К тому же у них повышенное самомнение, дескать, какой я есть, таким меня и принимайте, – замечает доктор Кулишов.

В клинике Владимир Кулишов занимается пластикой молочной железы, липосакцией, абдоминопластикой (удалением отвисшей кожи живота, послеродовых растяжек или дряблости), пластикой голени и ягодиц. Без тени смущения Владимир Алексеевич сообщает, что сам 2-3 раза в месяц посещает косметологический салон, где ему делают чистку и массаж лица. Признается, что сделал ботокс – разгладил продольные морщины на лбу, вертикальные – в межбровной области и на переносице, радиальные – вокруг глаз.

- Я порекомендовал бы нашим политикам, которые часто бывают на людях, ухаживать за собой, – говорит Владимир Алексеевич. – Потому что видеть их лица порой удовольствия не доставляет. Это даже не рекомендация, а мое отношение к внешнему виду. Во всяком случае, если я достигну определенного возраста, то сделаю пластическую операцию.

Дамы, конечно, чаще становятся пациентками пластических хирургов. Одних интересует подтяжка лица и шеи (ритидектомия), других – пластика век (блефаропластика), третьих – исправление формы носа (ринопластика). Завершает список наиболее востребованных хирургических переделок пластика груди (эндопротезирование молочных желез).

- Пришла как-то к нам бабушка, говорит: внуки замучили вопросами, дескать, почему у тебя такое лицо морщинистое, – вспоминает директор клиники пластической хирургии и косметологии Владимир Кулишов. – Мы ей подтяжечку сделали, бабушка получилась – ух! Лет на десять помолодела. Но чувство меры знать нужно. Все должно выглядеть достойно. Я никогда ничего плохого не скажу про человека, который сделал пластику. Потому что считаю, что это нормальный, уважающий себя человек, который следит за собой. Однако если 80-летняя женщина выглядит как 25-летняя девушка, но у нее при этом вываливается изо рта челюсть, так, что она не может говорить – это, простите, тоже перебор.

Комментарий

«ПОЧЕМУ НЕТ, ЕСЛИ ХОЧЕТСЯ ВЫГЛЯДЕТЬ КРАСИВОЙ?»

Психолог Марина Григорьевна Светцова:

- Если, к примеру, женщина делает пластическую операцию ради кого-то или для того, чтобы изменить свою жизнь, то это плохо. Потому что чревато тем, что этот ее поступок не оценят. У меня есть приятельница, которая изменила форму носа. Но ожидаемого эффекта не добилась. Замуж она так и не вышла. Потому что дело было не в носе. Люди смотрят не на нос и даже не на лицо, а на то, как ты к ним относишься. В случае с моей приятельницей – дело в восприятии себя в этом мире. Если та же женщина с помощью пластической операции хочет удовлетворить свое внутреннее состояние: ощутить себя красивой, молодой, счастливой, то это хорошо. Поскольку она делает это только для себя. Допустим, женщина удалила жир в бедрах. После этого почувствовала себя уверено. Теперь она пойдет в спортзал и там доведет себя до совершенства. Это хорошо. Потому что человек не закрылся и не замкнулся. Жизнь этой женщины стала ярче. Помните, как говорил герой «Мимино»: если мне будет приятно, я тебя так довезу, что и тебе станет приятно?

- А вы согласились бы на пластическую коррекцию?

- Если бы с возрастом меня что-то не устраивало в зеркальном отражении, то “да”. Почему нет, если мне хочется выглядеть красивой?

Частный случай

УВЕЛИЧЬ ОБЪЕМ

…Доктор Кулишов осматривает пациентку. Анна хочет увеличить объем груди.

- Сначала отмечаем анатомические точки, от которых будем «плясать», – поясняет Владимир Алексеевич, рисуя черным маркером пунктирную линию на теле девушки. Хирург говорит, что расстояние между сосков у пациентки в норме – 18-19 см. Еще несколько секунд и Владимир Алексеевич определил базисный диаметр молочных желез. Данные записал на листочек, обратился к нам:

- Суть увеличения в чем? Межгрудное пространство должно быть не менее 3 сантиметров. Для чего это нужно?

Далее последовало объяснение. Важно поместить имплантант в грудь так, чтобы в свободном состоянии межгрудное пространство было не меньше трех сантиметров. Иначе обе молочные железы будут примыкать друг к другу, что допустимо только тогда, когда они спрятаны в бюстгальтер. «Это просто не красиво», – констатировал доктор, прижав груди друг к другу. У Анны межгрудное пространство – 3,5 см. Значит, силиконовый имплантант следует вшивать во внешние части грудей.

- Это у вас третий размер? – обратился хирург к пациентке.

- Ну, – смутившись, начала было девушка. – Вы мне льстите, кажется…

- Ну да. Потому что второй, – согласился доктор. Далее Владимир Алексеевич начал еще измерять, записывать цифры на бумажку, что-то считать. Отвлекся на пару минут, чтобы пояснить, что грудь можно сделать «чуть приподнятой», а можно такой, чтобы «из подмышек торчала». Идеально, если от бедер к плечам мысленно провести черту, и она коснется наружной поверхности груди. Пояснил и погрузился в свои расчеты, рассуждая в слух: – И у нас получается… Так-так-так… Ширина имплантанта 12-13 см… Берем каталог и выбираем… Ну вот! Выбираем… – Владимир Алексеевич назвал шифр силиконового имплантанта. – Это тот протез, который можно ставить.

В клинике есть перечень необходимых анализов, которые нужно сдать. При этом обязательно обследуется молочная железа. Мастопатия не является противопоказанием для протезирования. Если речь идет о доброкачественной опухоли, то это тоже не противопоказание, потому что сначала хирург удалит опухоль, а потом начнет протезирование. Кроме того, злокачественная опухоль тоже не является противопоказанием, в этом случае просто объем оперативного лечения будет значительно большим. Потому что удаляется полностью молочная железа, а потом протезируется.

- Одевайся, – скомандовал девушке Кулишов. Заметив протесты нашего фотографа, не закончившего съемку, сухо заметил: – Голую девушку не видели, что ли?..

- Думаю, я вижу их реже, чем вы… – попробовал отшутиться фотограф.

- Поверьте, больше половины того, что я вижу, мне удовольствия не доставляет… – ответил на это Владимир Кулишов.

Личный опыт

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Корреспонденту «НВ» посоветовали изменить кончик носа

Хирург-пластик Татьяна Сергеевна Хайтиди занимается пластикой носа почти 10 лет. За это время научилась быть психологом. «Мне не нравится мой нос», – эту фразу доктору Хайтиди говорят практически все пациенты. Практически всех их Татьяна Сергеевна старается убедить, что нос вовсе не так уж плох. Да и предлагать свою форму носа не спешит. Поскольку дело это очень деликатное. Вдруг нос, предложенный хирургом, не понравится пациенту.

- Вам можно немного изменить кончик носа, – посоветовала мне доктор. – Крылья уменьшать не надо. Ваш нос достаточно гармоничен с лицом, где широко поставлены скулы. Однако это дело вкуса. Когда пациент приходит ко мне и спрашивает: доктор, как лучше с широким кончиком или тонким, я не могу ему ничего сказать. Вдруг его подруге не нравится то, что я предложу. Нос мы переделаем, а она его бросит. Могу сказать только вот что: нос на лице должен быть. Стереотип, когда маленький носик – это обязательно красиво – не верный. Нос – это визитная карточка лица. И вообще смотреть нужно не на нос, а на все лицо.

Дмитрий Ким, газета «Новый Вестник»