Желаете изменить пол? Пожалуйста! В Казахстане это теперь официально разрешено.

Парень с бюстом

Судьба транссексуалов — людей, которые убеждены, что относятся к противоположному полу, — никогда не бывает легкой. Чаще всего они оказываются отрезанными от своего прошлого и живут без перспектив на будущее. Исключением не является и наша героиня. В свои 18 ей пришлось пережить многое. Непонимание окружающих, слезы в подушку в течение многих лет. От нее отказались самые близкие люди — родители и брат.

Встретились мы с Кристиной, так она называет себя, в одном из карагандинских ночных клубов. Знала я о ней только то, что родилась мальчиком (по документам она Виктор) и что собирается сделать операцию по смене пола. Если честно, ожидала увидеть парня, одетого в женскую одежду. Но… Передо мной стояла обворожительная стройная блондинка в обтягивающей водолазке, через которую явственно просматривались груди. Девушка была скромно одета, но благодаря искусному макияжу, яркому маникюру и ухоженным длинным волосам выглядела эффектно. В общем, полный отпад!

Перед интервью меня мучили сомнения, как обращаться к предполагаемому собеседнику — «он» или «она». Но после появления Кристины этот вопрос сам собой отпал.

— Кристина, когда и как возникло желание сменить пол?

— Я начала осознавать себя больше женщиной, чем мужчиной еще в раннем возрасте. В детском садике меня интересовали куколки, а не пистолетики и машинки. Я жутко завидовала девчонкам, которые ходили с бантиками. Все детство мечтала носить розовые платьишки, а меня одевали в ненавистные шортики и рубашки. Хотела, чтобы мне заплетали косички — меня коротко стригли. Мальчишки звали играть в войнушку, я отказывалась — предпочитала проводить время с девочками.

Взрослые отмечали странности в поведении маленького Вити, но особо не зацикливались на этом. Считали, что со временем это пройдет. Пусть пока играет, если нравится! Не прошло. По мере того, как менялось его тело, мальчик чувствовал себя все менее комфортно.

— Я подозревала, что не такая, как все, но не понимала, что именно со мной не так. В школе стало еще хуже. Одноклассники дразнили педиком. Одно время мне самой было проще считать себя гомосексуалистом, это давало хоть какое-то объяснение тому, что чувствую. Даже отрастила длинные волосы, чтобы соответствовать этому образу. Потом мне надоело — постриглась, стала вести себя мужеподобно. Металась из одной крайности в другую, пока не поняла, что дело не во внешности.

— Как это произошло?

— Мне было 12 лет, когда посмотрела по телевизору передачу про транссексуалов. И вдруг меня осенило: это же про меня! Тогда и пришло осознание, что я женщина в мужском теле. После этого стало немного легче жить. Но все равно просыпаться каждое утро и видеть себя в зеркале в мужском обличье было невыносимо.

— Не было желания отрезать себе фаллос? Такие случаи, насколько я знаю, не редки. Может, были суицидальные мысли?

— Хотя я ненавидела свое тело, таких мыслей не было. Мне помогло то, что меня всегда окружали друзья, в основном девчонки, которые меня поддерживали и поддерживают.

— Операция по смене пола не из дешевых…

— Да, около 30 тысяч долларов. Когда узнала об этом, испытала шок. В тот момент мне было проще отправиться на Луну пешком, чем собрать такую большую сумму. Но твердо решила, что сделаю операцию во что бы то ни стало. Хочу, чтобы люди видели меня такой, какой я сама себя воспринимаю.

«Природа — не всегда дура!»

Информацию о том, как проводятся операции по смене пола, Кристина нашла в Интернете. Там же она встретила врача-эндокринолога из Алматы, который согласился ее консультировать. Он же назначил гормоны — их необходимо принимать до операции в течение двух лет.

— Я начала пить таблетки восемь месяцев назад, — поведала транссексуалка. — Пью мужские гормоны — андрогены и женские — эстрогены. Каждую неделю на их покупку трачу 15 тысяч тенге. Дорого, но это стоит того. Уже через пять месяцев у меня стали расти груди, стал меняться голос. Я научилась им управлять: могу говорить грудным, женским, могу сказать по-мужски — басом. Работаю над интонациями — женщины повышают голос к концу фразы, мужчины говорят более ровно. Учусь ходить и жестикулировать так, как это делают представительницы прекрасного пола. А когда лицо стало приобретать женские черты, дорвалась до вожделенной косметики. Вначале красилась очень вульгарно. Сейчас немного угомонилась, не мажусь чем попало и как попало. Все говорят, что от мужчины практически ничего не осталось. Но это только начало.

Операцию Кристина планирует делать в Германии, там живет ее бабушка. Ей край как необходимо получить немецкое гражданство.

— Медицинская страховка должна покрыть часть расходов на операцию, — поясняет девушка.

— Мы с бабулей общаемся по скайпу (видеокамера, установленная в Интернете). Я рассказываю обо всем, что со мной происходит. Собираюсь уехать к ней, как только получу визу. Я слышала, что в Казахстане официально легализовали операции по смене пола. Но здесь боюсь делать, потому что у наших врачей пока мало опыта.

— Тебе предстоит не одна операция, ты не сможешь иметь детей…

— Мне в некотором смысле повезло — я закрытый гермафродит. То есть снаружи — мужские половые органы, а внутри — матка. Это выяснилось недавно, во время УЗИ. Тогда весь диагностический центр переполошился, все приходили на меня посмотреть, как на какой-то уникум. Если честно, я и сама была в шоке, так как не подозревала об этом. Так что не все так страшно, возможно, даже смогу родить. Природа — не всегда дура, она предусмотрела такой вариант.

Не удивляйтесь. Люди, желающие сменить пол, делятся на две категории. Первые — это те, кто родился транссексуалом в результате физиологических нарушений в утробе матери. Вторые — так называемые гермафродиты. Это люди, волею природы имеющие признаки обоих полов.

— А родители знают о том, что ты собираешься сменить пол?

— Узнали случайно. Мама догадывалась, что со мной что-то не так, но ничего не спрашивала. Однажды вышла в Интернет и начала говорить с бабушкой так, как будто все уже знает. Та сразу все ей и выложила. После этого меня выгнали из дома… Мне тогда было 15 лет. С тех пор не общаемся. Папу и братишку ни разу не видела.

Потом мама встретилась с ней только один раз.

— Мы договорились о встрече в кафе. Она пришла, спросила, как дела. Я сказала, что хорошо. И она ушла, — быстро, чтобы не заплакать, проговорила Кристина.

Сейчас Кристина снимает квартиру и работает в гей-клубе. Танцует для vip-клиентов стрип-пластику, проще говоря, стриптиз на шесте. За это ей отваливают неплохие деньги. Они ей нужны лишь для одной цели: на операцию. Впрочем, если бы и захотела устроиться на другую работу, у нее все равно ничего бы не получилось.

— По документам я все еще мужчина. А всем объяснять, почему меня зовут Кристина, а не Виктор, как в удостоверении личности, нет никакого желания. Да и вряд ли потенциальные работодатели это поймут, — пояснила девушка.

— Как ты поедешь в Германию? Могут возникнуть проблемы при проверке документов.

— Придется одеться в мужскую одежду. Однако это может и не помочь. От приема эстрогенов у меня изменился овал лица, появились скулы. До того, как начала их принимать, был крупный нос, квадратный подбородок. Типично мужское лицо, причем не самое привлекательное.

Глядя на эту прелестную девушку, трудно поверить, что всего лишь год назад она была довольно невзрачным парнем. Заметно, что сегодня Кристина нравится себе. И все, наверное, было бы хорошо, если бы не одно «но»: гормоны, превратившие Кристину в красотку, губительны для ее организма. После операции по смене пола у человека меняется не только физиология, идет полная перестройка гормонального фона организма. Человек всю свою последующую жизнь будет вынужден принимать дорогостоящие гормоны.

— Пусть это будет короткая жизнь, но это будет та жизнь, которую я хочу, а не жизнь в чужом теле, — с жаром доказывает карагандинка. — Все трудности, которые пришлось пережить, только закалили меня. Научилась не обращать внимания на косые взгляды, не обижаться на насмешки. Я просто иду к своей цели — стать женщиной. Чтобы не вспоминать о прошлом, уничтожила все фотографии. Но если мой ребенок когда-нибудь скажет, что он гей или лесбиянка, или захочет поменять пол, то я его пойму и поддержу. Надеюсь, что к этому времени общество станет более терпимым.

Честно признаюсь, общаться с Кристиной оказалось сложно. Вовсе не потому, что она закрытый человек. Мне самой было трудно быть искренней. К сожалению, нам свойственно делать скоропалительные выводы, ориентируясь на некие абстрактные стереотипы. Мы просто не хотим разглядеть в человеке, который чем-то отличается от людской массы, хорошее, доброе. Ищем грязь, зло. Спрашивается, зачем? Ведь то, что они не такие, как все, не делает их хуже. Не знаю, возможно ли вообще изменить общее негативное отношение к трансам, но в том, что нужно стараться это сделать, я уверена.

Такими не становятся, а рождаются

Сегодня в Казахстане официально разрешены операции по изменению пола. Соответствующая норма содержится в Кодексе «О здоровье народа и системе здравоохранения». «Лица с расстройствами половой идентификации, кроме лиц с психическими расстройствами (заболеваниями), имеют право на смену пола», — говорится в статье 88 Кодекса. Сменившие пол граждане получают возможность изменить имя и получить новые документы, удостоверяющие их новую половую принадлежность.

— Новый закон разрешает смену пола, но не всем подряд. Ее можно делать только совершеннолетним лицам, — пояснил директор клиники эстетической хирургии «Академия красоты», кандидат медицинских наук, член правления международной ассоциации пластических хирургов и онкологов JAPCO, заведующий отделением общей онкологии Государственного онкологического центра, врач высшей категории Владимир Кулишов. — И проводится она только после того, как поставлен диагноз «транссексуализм». Ставит его психиатр, который может разграничить шизофрению, гомосексуализм и транссексуализм.

— С этими понятиями такая неразбериха…

— Шизофрения – это психическая болезнь. Гомосексуализм — один из видов сексуальных отклонений. Транссексуализм — врожденное заболевание.

— Отчего оно возникает?

— Во время внутриутробного развития происходит сбой, причина его до сих пор не выяснена: мозг развивается по одному сценарию, а тело — по другому. В результате человек, родившийся с чужим телом, долго не может понять, что с ним происходит. Он находится в полной уверенности, что относится к противоположному полу и испытывает отвращение к собственному телу. Это по сути своей несчастные люди, они часто кончают жизнь самоубийством.

— Психиатр поставил диагноз. Что дальше?

— После наблюдения в психдиспансере назначается комиссия из нескольких специалистов, которая при положительном исходе выдает разрешительный сертификат. Перед проведением операции обязательно проводится гормоно-заместительная терапия — с целью подавления врождённых и стимулирования развития желаемых вторичных половых признаков. Продолжается она и после операции.

— К вам обращались люди с просьбами сменить пол?

— Да, нередко. Пришел однажды молодой парнишка и сказал, что хочет удалить груди. Я был удивлен. Он раздевается, и я вижу молочные железы третьего-четвертого размера. Выяснилось, что это девушка по рождению, и зовут ее по документам Татьяна. Это был первый мой такой пациент. После этого я поехал в Москву, прошел специализацию по транссексуализму. Приехав, сделал шесть или семь операций. Сейчас мы этим не занимаемся, не имеем лицензии. Получить можно, для проведения операций по смене пола в нашей клинике есть все условия. Но не хочу, много сложностей. Во-первых, это дорогостоящие операции, доступные не всем желающим сменить пол. Во-вторых, сами пациенты — народ неоднозначный. Да и после операции не сразу адаптируются в новой оболочке.

Хирургическая коррекция пола проводится в двух вариантах: смена женского физического пола на мужской и мужского на женский, рассказал Владимир Алексеевич. Но менять половые органы сразу нельзя. Все начинается сверху. Женщинам делают маскулинизирующую маммопластику. Не просто удаляют грудь, а делают ее такой, чтобы она стала похожа на мужскую. Мужчинам вставляют грудные имплантаты. Половые органы формируются в последнюю очередь. Но до этого часто дело не доходит. Практика показывает, что многим достаточно только убрать или обрести молочные железы.

— Причем из мужчины сделать женщину проще, поскольку из мужских половых органов мужчины можно сформировать женские. И при этом даже сохраняется некоторая чувствительность, — заметил Владимир Алексеевич. — С дамой, мечтающей стать джигитом, дело обстоит сложней. Фаллос можно сделать, но он не будет выполнять положенных ему функции, поскольку нет пещеристых тел, а это значит, что эрекция наступать не будет. Можно вшить специальные имплантаты, но полового наслаждения пациенты получать не будут.

— Не связано ли ваше нежелание делать такие операции с какими-то моральными принципами?

— Мои принципы здесь ни при чем. Врач обязан помогать больным людям, нравится ему это или нет. Думаете, психиатрам нравится лечить своих клиентов? Многим неприятно даже думать об онкологии, а я онколог и каждый день сталкиваюсь с этим.

Если человек сменит пол, а потом передумает — назад пути не будет, предупреждает доктор Кулишов. Поэтому, идя на операцию по смене пола, необходимо хорошенько взвесить все «за» и «против». После операции транссексуал живет максимум 10-15 лет, постоянно сидит на гормонах, и продолжительность его жизни не превышает 35-38 лет. Толкнуть на этот шаг может действительно душевная трагедия. Сведущие в этом люди никогда не станут осуждать транссексуалов, а тем более — устраивать гонения на них.

Фаина САПОЖНИКОВА, газета «Криминальные Новости»